ИМЕННЫЕ НОМЕРА -САМАЯ БОЛЬШАЯ КОЛЛЕКЦИЯ В УКРАИНЕ

 

Путешествие в пустоту

Многие, побывавшие в Тирасполе и других населенных пунктах самопровозглашенной Приднестровской Молдавской республики, нередко говорят о своей поездке как о настоящем путешествии в детство – когда улицы были шире, люди спокойнее и жизнь понятнее.



Многие, побывавшие в Тирасполе и других населенных пунктах самопровозглашенной Приднестровской Молдавской республики, нередко говорят о своей поездке как о настоящем путешествии в детство – когда улицы были шире, люди спокойнее и жизнь понятнее. Могу согласиться с этим эмоциональным ощущением. Человек, въезжающий в Приднестровье после Одессы или Кишинева, не сразу может прийти в себя от ощущения нахлынувшей пустоты. 

Я не рискну назвать Одессу и уж тем более Кишинев мегаполисами. И все же в этих городах есть все, к чему привык каждый из нас: суета, многолюдье, потоки машин, словом, все то, что мы считаем самой обычной жизнью. После этой обычной жизни широкие проспекты Тирасполя, практически лишенные автомобильного транспорта, и улицы, на которых не так уж много пешеходов, поражают своей пустынностью. Еще бросается в глаза отсутствие людей с мобильниками. То есть, конечно же свой оператор в ПМР есть, и услуги он предоставляет, но, может, и не нужны никому эти услуги? Вот в Советском Союзе, интересно, нужен был бы нам интернет и для чего? Читать электронную версию газеты «Правда» или заполнять тест в «Пионерке» – «хороший ли ты всем ребятам пример»? 

Могут сказать, что это обычная пустота районного центра, что Тирасполь только волею политических обстоятельств стал столицей квазинезависимой республики, но людей в нем от этого стало не больше, а меньше: все, кто не захотели жить в прошлом, переместились в будущее, то есть в Молдавию, в соседнюю Украину, в Россию… Но впервые я побывал в Тирасполе еще до развала Союза – и тогда это был обычный советский город, ничем по своему темпоритму не отличавшийся от расположенного поблизости Кишинева. Когда сейчас перед Тирасполем я был в Кишиневе, мне тоже показалось, что город особенно не изменился по сравнению с моими предыдущими поездками. И только в ПМР я понял: еще как изменился! Да, бедный, да, застроенный советскими зданиями, да, не отремонтированный и не отреставрированный, но живой и развивающийся, словом – обычный постсоветский город начала XXI века. А Тирасполь – обычный советский город конца ХХ. В этом и состоит тот «культурный шок», который испытывает каждый, кто приезжает в самопровозглашенную республику. 
Но есть в этом прошлом и приметы настоящего – только своего, приднестровского. Огромный угрюмый мемориал жертвам конфликта начала девяностых, появившийся только недавно и, очевидно, призванный укреплять в оставшихся в республике гражданах патриотический дух. Реконструированные залы местного краеведческого музея: прямо к привычной экспозиции времен далекого прошлого с ее старинной мебелью и страницами пожелтевших газет примыкают залы с историей не столь далекой – историей обособления и функционирования ПМР. На каждом стенде – по несколько фотографий Вождя, президента республики Игоря Смирнова. Вот Игорь Николаевич на одном из первых приднестровских съездов, вот он пожимает руки военным, вот – спортсменам, а вот он с президентом Медведевым (похожая фотография, только громадная, укреплена неподалеку от музея как доказательство особой расположенности Кремля к тираспольскому хозяину). Конечно, это не вся история – приднестровских газет с выражением пламенной поддержки ГКЧП я, сколько ни искал, не нашел, но, в конце концов, все это залы боевой славы… 

Чтобы меня не упрекали в том, что я вообще не заметил примет современности, скажу сразу, что заметил и в большом количестве: огромный спортивный комплекс и супермаркеты, принадлежащие одной-единственной фирме «Шериф», конкурирующей с семьей Игоря Смирнова за место хозяина Приднестровья и сейчас находящейся в состоянии холодного мира с Вождем. Но такой монополизм – для кого он в диковинку? Да и пишу я сейчас скорее об ощущениях… 

Потому что если начать говорить о политических проблемах, сразу же возникает еще большее ощущение пустоты и безысходности. Местные политики и эксперты любят обсудить между собой будущее развитие ПМР – что будет (если будет) после Смирнова, не пора ли обратиться к модели парламентской республики, удастся ли когда-нибудь перейти на «самообеспечение», то есть перестать зависеть от России. Власть и условная оппозиция соревнуются в любви к Москве, президент вывешивает плакаты с Медведевым, спикер договаривается о гуманитарной помощи приднестровским пенсионерам. Но все это не ответы на вопрос, что завтра, и понимают ли приднестровцы как выглядит завтра. 

Но то, что воспринимают они его совсем иначе, чем все остальные живущие на постсоветском пространстве – даже жители тоже поражающей своим советским обликом Беларуси – ни для кого не секрет. И вот простой пример, это иллюстрирующий. Для того чтобы поехать за границу – ну попросту визу получить – приднестровец должен быть гражданином Молдавии. Или Украины. Или России. Но в этих случаях он должен иметь вид на жительство в Молдавии – иначе с ним никто и разговаривать не будет. 

Проще говоря, то, что может показаться пустотой, на самом деле является клеткой. Тот, кто понимает, что это клетка, уезжает. Тот, кто соглашается с законами клетки, начинает воспринимать ее как вселенную. И он никогда не поймет, чем плохи пустые проспекты и почему случайного гостя так пугает давящая атмосфера его родного города…



Создан 21 апр 2011



  Комментарии       
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником
 
Єдина Країна! Единая Страна! Locations of visitors to this page free counters бесплатный счетчик Сopyright by Asasad © 04.04.2005-2017 www.asasad.io.ua™