ИМЕННЫЕ НОМЕРА -САМАЯ БОЛЬШАЯ КОЛЛЕКЦИЯ В УКРАИНЕ

 

Нужно ли Украине членство в НАТО?

Отличное интервью, подписываюсь под каждым словом



А. ВЕНЕДИКТОВ: 18:34 в Москве. Всем добрый день. У микрофона Алексей Венедиктов. Наш гость в студии, в прямом эфире сейчас, человек, который возглавлял Министерство обороны Украины в 2005-2007 году, а ныне является председателем комитета Верховной Рады Анатолий Степанович Гриценко. Добрый день.
А. ГРИЦЕНКО: Добрый день.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Итак, специалист, Министр обороны Украины, гражданский, да?
А. ГРИЦЕНКО: Я полковник запаса, но сейчас гражданский.
А. ВЕНЕДИКТОВ: И председатель комитета Верховной Рады Украины. Я буду опираться на ваши вопросы. Наш смс +7-985-970-45-45, не забывайте подписываться. Вопрос от Людмилы, предпринимателя из Крыма, как Вы догадываетесь, Анатолий Степанович, первый вопрос из Крыма. Вот она спрашивает: «Нужно ли, в самом деле, сегодня Украине членство в НАТО, какие положительные моменты может это членство принести Украине, кроме мифической защиты от возможной российской экспансии?»
А. ГРИЦЕНКО: Я оставил бы в стороне комментарии касательно российской экспансии, потому, что если бы мы ставили задачей защитить от военных угроз государство, то нам все равно, куда вступать – в Ташкентский договор, или в НАТО. Но мы ставим вопрос глубже, нам нужно создать комфортные условия для жизни наших граждан и защитить их, как граждан, а не государство. И этот разговор переходит в плоскость ценностей, по каким ценностям хочет жить Украина и граждане Украины? Я хочу жить по ценностям, которые доминируют в странах НАТО и ЕС. И это выражается в разных сферах, начиная от нормального суда, выборов, результаты которых не известны заранее, от нормальных условий для ведения бизнеса.
А. ВЕНЕДИКТОВ: А причем здесь НАТО? НАТО – это военно-политический блок.
А. ГРИЦЕНКО: Вот и Вы заблуждаетесь. Прежде всего, НАТО – это 26 государств, а сегодня, я думаю, 28-29.
А. ВЕНЕДИКТОВ: 28 точно.
А. ГРИЦЕНКО: …которые смогли создать за более чем полстолетия стабильные, нормальные условия жизни для своих граждан. Это первое. И второе – вокруг этих государств создали военно-политическую машину, которая оказалась самой стабильной на Земном шаре, слава Богу. Поэтому в НАТО стоит очередь, в ЕС стоит очередь и, к сожалению, в ЕЭП и в Ташкентский договор очереди день, более того, некоторые страны выходят. Вот в чем разница.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Я обратил внимание, что, говоря с некоторыми в закрытом режиме лидерами разных политических сил Украины и государства Вашего, что все они говорят одно, что если будет вступление, то сначала в НАТО, а потом в ЕС. Из Вашей логики, скорее в ЕС надо вступать, там тоже спокойная, стабильная ситуация, демократические ценности. Почему именно в НАТО?
А. ГРИЦЕНКО: Процесс трудно разделить, как трудно разделить членство этих стран, поскольку оно пересекается. Только некоторые страны НАТО не являются членами ЕС и наоборот. В принципе, костяк государства, составляет эту группу стабильных западноевропейских государств, к которым присоединились страны Восточной Европы, наши ближайшие соседи. Вопрос стоит поднять стандарты жизни в Украине, как государстве, которое хочет стать членом и НАТО, и ЕС до того уровня, чтобы можно было серьезно говорить о членстве. Дело в том, что можно в Ташкентский договор вступить завтра, никаких требований нет.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Договор ОДКБ.
А. ГРИЦЕНКО: Туда может вступить кто угодно, Иран, Туркменистан, там нет требований по демократии, по рыночной экономике, по нормальной избирательной системе, туда могут вступить монархии. В НАТО и ЕС могут вступить государства, которые разделяют демократическое согласие. Нужно пройти этот путь. А что будет раньше? Я думаю, что раньше будет НАТО, поскольку для ЕС нужно поднять стандарты экономики на более высокой уровень и это займет больше времени.
А. ГРИЦЕНКО: Вы, как человек, который возглавлял Министерство обороны последние годы и сейчас председатель Комитета по обороне и безопасности Верховной Рады Украины, Вы разочарованы сегодняшним решением Бухарестского саммита не приглашать Вас в план действий по членству в НАТО?
А. ГРИЦЕНКО: Я не разочарован, я такое решение и предполагал, только я хочу его уточнить. Вопрос не так стоит, давайте дадим полный спектр. Первое – страны НАТО приветствуют стремление и желание Украины присоединиться к действиям по подготовке к членству. Второе – они определили, что Украина должна пройти часть пути в этом направлении и обозначили декабрь.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Декабрь.
А. ГРИЦЕНКО: Как следующую точку контроля готовности Украины включиться в этот план. Я открою Вам секрет. На самом деле, это вопрос Украины, потому, что план по подготовке к членству – это план строительства нормального государства. Будучи министром, я такой план разработал для Министерства обороны. В 2006 году. Секрет состоит в том, что с марта 2006 года в Министерство Бруно ПДЧ, план действия по подготовке к членству, выполняется два года, пошел третий.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Например, чтобы наши слушатели понимали. Вот, например…
А. ГРИЦЕНКО: План действий подготовки к членству состоит из разделов, которые охватывают вооруженные силы, создание нормальных условий для ведения экономики, когда условно милиционер или налоговик придет и скажет: «Дай мне свою долю», нормальная судебная система, в рамках которой могут защитить свои права я, Вы, как журналист, а не только тот человек, который может заплатить судье, нормальная избирательная система, результат которой не проанализирован заранее. В военной сфере это сделали и мы там поставили конкретные условия, мы должны создать нормальные вооруженные силы, с надежной социальной защитой. Некоторые вещи полезны и для России и это не хвастовство, а обмен опытом. Например, только в этом году вы переходите на 12-месячный срок службы, мы это сделали 3 года назад. Есть опыт, которым мы готовы поделиться. Второе. Вы только думаете, а мы уже отказались от портянок, от сапог и т.д. Вы только планируете через 3-5 лет, а мы уже отказались в прошлом году, мы поставили точку на нарядах на кухнях, на чистку картошки. Наши военные этим больше не занимаются, это задачи частных структур, которые по тендерам получают такое право.
А. ВЕНЕДИКТОВ: И вас НАТО к этому подталкивает?
А. ГРИЦЕНКО: План действий к подготовке в членство НАТО разрабатывали мы, и только потом показали НАТОвцам. Это наш план, создание своей армии и своей страны.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Вы говорите, если я правильно Вас понял, если нет, поправьте. Для вас вступление в НАТО – это как некое стремление модернизировать страну.
А. ГРИЦЕНКО: Это первое. И второе, безусловно, поскольку НАТО – военно-политический блок, это обеспечить стабильность и защиту от угроз военного характера.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Давайте об угрозах поговорим. Какие сейчас вам видятся, особенно, как бывшему Министру обороны в последние годы, какие для Украины существуют угрозы для граждан Украины, угрозы военного характера?
А. ГРИЦЕНКО: Какие видит и Анатолий Сердюков в России. Угроза терроризма, угроза бесконтрольного перемещения и попадание в руки тех государств или тех объединений, которые не подконтрольны государствам, оружие массового поражения. Это другие вещи, которые связаны с последствиями в виде рукотворных чрезвычайных ситуаций. Прежде всего угрозы такого характера. Но и безусловно, в планах каждой армии есть задачи и боле широкого спектра, который охватывает защиту того или другого участка границы. Это уже вопросы выходят за пределы секретности, я не хотел бы их развивать.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, хорошо. Посмотрим, что спутники покажут, это называется. Я напоминаю - Анатолий Гриценко, председатель комитета Верховной Рады Украины по вопросам национальной безопасности и обороны, бывший министр обороны Украины. В связи с этим вопрос от Дмитрия Воробьева из Киева, он этот вопрос повторяет из Москвы: «Как Вы считаете, стоит ли Украине возобновить свой статус как страны, обладающей ядерным вооружением?»
А. ГРИЦЕНКО: Ответ короткий – нет, не стоит.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Почему?
А. ГРИЦЕНКО: Мы сделали это добровольно, это было осознанное решение, теоретически да, в 1992 году можно было обсуждать вопрос, чтобы ставить в составе вооруженных сил тактические ракеты. Но когда они были отданы, держаться за стратегические ракеты, нацеленные на тысячи километров на территории США и т.д., это было бесполезно. Это очень дорого и на самом деле, это не то, что является оружием сдерживания в руках Украины. Мы понимаем свой масштаб, он не сопоставим объективно с масштабом других государств, включая Россию, мы понимаем дружественный характер общения с соседними государствами. Мы понимаем, что допустить какую-то широкомасштабную угрозу агрессии против Украины в центре Европы, наверное, это будет последнее.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Вот Игорь из Москвы, как он пишет, бюрократ, пишет: «Вступление Украины в НАТО будет фактическим разрывом отношений Вашей страны с Россией. Не повлечет ли вступление Украины в НАТО раскол в украинском обществе?» То, что Игорь здесь аккуратно Вам не говорит – это раскол государства, Украины.
А. ГРИЦЕНКО: На самом деле, здесь два вопроса. Первые – это последствия для отношений между Украиной и Россией и второе – внутренние последствия. Давайте вспомним заявления президента Ельцина. Польша никогда не будет членом НАТО, создает угрозу. Польша член НАТО и никакой угрозы для России не появилось. Заявление нынешнего президента: «Балтийские государства не могут быть приняты в НАТО, это создаст угрозу границе». Вступили. В каждой из них на уровне бригады никакой угрозы для России не создает. Я скажу больше. Россия…
А. ВЕНЕДИКТОВ: Не хочу обидеть Прибалтийские страны, но Украина, со 150-тысячной армией, это совсем не Прибалтика, с 6 тысячами.
А. ГРИЦЕНКО: Хочу поправить, сейчас 200-тысячная.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, вот видите! Вы милитаризируетесь.
А. ГРИЦЕНКО: Мы сокращаем нашу армию, она была 920 тысяч, сейчас 200, к концу 2011 будет 143 тысячи. Но, поверьте мне, как бывшему военному министру, у нас нет и не было в военных планах наносить какие-то удары по территории России.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Базы!
А. ГРИЦЕНКО: Размещение баз НАТО запрещено нашей Конституцией. Это высший основной закон нашего государства.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Иностранные базы запрещены конституцией?
А. ГРИЦЕНКО: Иностранные базы на территории Украины запрещены Конституцией.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Черноморский флот, Севастополь.
А. ГРИЦЕНКО: Есть исключение. Черноморский флот будет до 2017 года на территории Украины, я не вижу оснований для того, чтобы он был выведен раньше, так же, как не вижу оснований, чтобы оставался позже.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Мы сейчас об этом обязательно поговорим. Я хотел бы закончить здесь. Итак, Вы считаете, что разрыва отношений не будет.
А. ГРИЦЕНКО: Что касается второй части, раскола Украины.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Нет, я по первой части. Я потерял вопрос просто… Хотел этот вопрос добить. ВТС. Россия говорит о том, что у нас мощное военно-техническое сотрудничество и совместное производство ВПК и что в случае вступления Украины в НАТО придется разорвать наши кооперации ВПК и ВТС.
А. ГРИЦЕНКО: Отвечаю сразу. Абсолютно абсурдное трактование. Причины две. Первая причина, главная. Роль государства в третьем тысячелетии. Государство должно стимулировать создание рабочий мест в своей стране, развитие технологий, взаимовыгодную торговлю. Если оно занимается не этим, а наоборот, создает барьеры по каким-то признакам, которые идут в ущерб экономическому развитию, такое государство не отвечает логике. А теперь конкретно. Не Украина, а Россия в 1992-1993 году приняла курс на создание автономного военно-промышленного комплекса. Мы еще о НАТО не говорили, а теперь второе. Россия сейчас «со старыми членами НАТО» конкретно, с Германией, с Испанией, с Францией, с Италией, с Португалией имеет конкретные проекты, и с США и Норвегией. Имеет проекты в сфере военно-технического сотрудничества. Наоборот, стучится во все двери. По линии Украина – НАТО работает порядка 5 комитетов, в России – 19. и рост вооружения аккредитовано в Брюсселе, а наш экспорт там еще и не находится. Поэтому Россия продала 10 процентов концерну «ЮАРС», Испания, Франция, Германия, США, 10 процентов вашего объединения ВПК «Иркут», производство авиационной техники и другие проекты развивает, со старыми членами НАТО. Какая логика? С этими можно сотрудничать и производить совместное оружие на миллиарды, и правильно делает Россия. А с Украиной, если она вступит, то нельзя.
А. ВЕНЕДИКТОВ: То есть, Вы рисков не видите, кроме риторики?
А. ГРИЦЕНКО: Я думаю, что Украина и ее оборонопромышленный комплекс будет интересен России тогда, когда он сможет предложить ей новые технологии, более выгодные условия размещения заказов. Если этого не будет, то интереса не будет, независимо от того, будем мы в НАТО или нет. А если будет выгодно, то никакое государство не установит никаких барьеров. Бизнес будет сотрудничать.
А. ГРИЦЕНКО: Анатолий Гриценко - председатель комитета Верховной Рады Украины по вопросам национальной безопасности и обороны, бывший министр обороны Украины. Раскол в украинском обществе, Восток, Запад, Крым, кстати, вторая часть вопроса, который задает Игорь из Москвы.
А. ГРИЦЕНКО: Раскола нет. Украинское общество интересно тем, что оно многообразно и Львов отличается от Севастополя так же, как Харьков от Тернополя и я считаю, что в этом плюс для страны. Что касается политического раскола. Это был искусственный раскол в 2004 году, к сожалению, с участием российских политтехнологов, я беру это слово в кавычки, потому, что это авантюристы, которые вынесли на избирательную кампанию самые острые вопросы. Русский язык, давайте поделим, Америка или Россия. Это все вопросы, которые в глубине сознания не стоят. Поэтому тоже было искусственно порождено так же и уйдёт. Если правительство будет проводить нормальную экономическую и социальную политику, люди, которые доверяют своему правительству, доверят и внешний выбор.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Я изучал цифры выборов на Украине, досрочных, президентских, и срочных выборов, обычных. И тем не менее, мы видим, как по-разному и за разные партии, даже если не говорить, что одна прорусская, а вторая проамериканская, условно, голосует Украина. От 75 процентов на востоке за партию регионов, от 75 процентов за блок «оранжевых» на западе, Киев – 58 процентов на 30. На самом деле политические предпочтения украинских граждан очень разные именно территориально.
А. ГРИЦЕНКО: Мы пожинаем последствия того жесткого противостояния, которое было искусственно создано в 2004 году.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну хорошо…
А. ГРИЦЕНКО: Это занимает время.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Если таким же образом, как Вы говорите, искусственно, в случае оформление документального, процедура ПДЧ, в декабре или апреле, вступление в НАТО, Россия снова поднимет вопрос о Крыме.
А. ГРИЦЕНКО: Я не думаю, что Россия поднимет, могут поднимать отдельные политики.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Они будут поднимать.
А. ГРИЦЕНКО: Я считаю, что в руководстве РФ есть критическая масса разумных людей, которые понимают, что Украина и Россия будут соседями веками и в долгосрочных интересах стоит поиски взаимовыгодной основы для сотрудничества. И поверьте, в Украине такие мысли тоже возникали, когда россияне копали Тузлу, то была волна такая.
А. ГРИЦЕНКО: Ваш друг Рогозин.
А. ГРИЦЕНКО: А может нам разорвать… Когда россияне подняли в 2-3 раза цены на газ, не трогая цены на все остальное, давайте, газ будет по рыночному, а аренда всех районов в Крыму Черноморским флотом будет по-братски, как 10 лет назад. Эти вопросы возникали. Но критическая масса политиков в Украине понимает, что допустить такое нельзя. Две страны будут дружественные. Поэтому крик, некая истерия, она уйдет так же, как она была в отношении Польши, в отношении Литвы, Латвии, Эстонии. Все будет в порядке и придет в нормальное русло.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Я прочитал Ваше интервью газете «Фигаро», когда Вы были и Вы говорите о том, что Вы, обращаясь в частности, к французам, говорите: «Если вы не дадите позитивного сигнала Украине, это станет победой российской политики давления». Сигнала не было, т.е. он был дан, но не так. «…что только будет разжигать российскую паранойю, вместо того, чтобы гасить ее». В чём Вы видите российскую паранойю?
А. ГРИЦЕНКО: Это слово прозвучало в вопросе.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Нет, в чем Вы… Ну, истерику!
А. ГРИЦЕНКО: Истерика в следующем. Можно по-разному относиться к тому, что расширяется НАТО и ЕС. В моём, мне кажется, нормальном восприятии это приближение к границам Украины, у нас на границе стоит и НАТО и ЕС. И потом дальше – России со временем. Нормальных цивилизованных, стабильных государств. Как вокруг вас в доме поселились нормальные, спокойные соседи. Если воспринимать это в терминах 60-х и 70-х годов прошлого столетия, «враг номер 1 – НАТО, агрессивный военный блок, НАТОвский сапог», если считать, что сужается кольцо, которое сжимает за горло Россию, это я считаю, истерика. Или слово паранойя.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Действительно, есть такое ощущение, что базы вокруг, радары в Чехии, ракеты в Польше.
А. ГРИЦЕНКО: Вы считаете, что Литва, Латвия, Эстония члены НАТО и ЕС создают конкретно Вам угрозу?
А. ВЕНЕДИКТОВ: История в Эстонии с Бронзовым солдатом произвела на меня негативное впечатление.
А. ГРИЦЕНКО: Это не связано с НАТО и ЕС, это связано с внутренними процессами в самой Эстонии. И более того, участие в таких союзах сдерживает многие такого рода проявления, т.е. мы знаем Греция и Турция, если обе не были бы членами НАТО, они бы давно воевали бы. Точно так же, как и любую другую страну. Она, вступая в клуб, берет на себя обязательства соблюдать определенные условия и среди них есть нормальные взаимоотношения с соседями, мирные урегулирования межэтнических, религиозных конфликтов.
А. ВЕНЕДИКТОВ: У Вас очень благостная картина.
А. ГРИЦЕНКО: Давайте посмотрим. Возле нас на границе Польши, Словакии, Венгрии, Болгария, это страны НАТО. Не ощущаем мы угрозы военной от них. Мы не перенацеливаем свою армию таким образом, чтобы стараться сдерживать и наращивать свое присутствие, потому, что мы видим политику, кредитную историю этого союза за 50 с лишним лет.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Давайте мы вернемся к Севастополю. Я вдруг подумал, уже 18:54, хочется затронуть. Вы сказали фразу, что не видите необходимости прекращать договор аренды базы Черноморского флота в 2017 году и не видите необходимости его продлевать. По первой части как бы все понятно. А по второй почему не надо продлевать?
А. ГРИЦЕНКО: У нас есть Конституция, в которой записано, что размещение на территории Украины иностранных военных баз запрещается. Есть исключения в переходных положениях, записано, что на период действия договора, а он заканчивается в 2017 году, разрешается базирование Черноморского флота России. И там стоит не три точки, а стоит точка.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Договор будет продлен?
А. ГРИЦЕНКО: Нет. Договор этот не может быть продлен, потому, что в момент принятия Конституции был зафиксирован этот срок.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Кстати, объясните мне историю, мне мои украинские друзья говорят о том, что в 2003 году, Вы не были ещё министром обороны, но тем не менее, Рада приняла конституционный закон, за который голосовали при Кучме. Что это за история? Я ничего не понимаю.
А. ГРИЦЕНКО: Мы можем благодарить Кучму, который внес проект закона об основах национальной безопасности Украины, где записано, что стратегическая цель наша – вступление в НАТО.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Это в законе?
А. ГРИЦЕНКО: За этот закон проголосовали тогда фракция, которую сейчас возглавляет Янукович, социал-демократы и т.д.
А. ГРИЦЕНКО: То есть, вы сейчас выполняете закон? Ющенко выполняет закон Януковича и Кучмы? Вы не шутите? Сегодня 3 апреля, не 1 апреля.
А. ГРИЦЕНКО: Это не шутка. В 2004 году, по указанию Кучмы, в соответствии с его указом, был создан редакторский коллектив, куда вошли представители разных министерств и возглавил его Янукович, была разработана стратегия интеграции Украины в Европу. И там записано, что в 2008 году Украина должна стать членом НАТО, не ПДЧ, а стать членом НАТО. Извиняемся, мы не смогли этого обеспечить.
А. ВЕНЕДИКТОВ: А почему сейчас партия г-на Януковича выступает против того, за что она голосовала в 2003-2004 году?
А. ГРИЦЕНКО: Это вопрос последовательности и вопрос умения или неумения быть в оппозиции. Наверное, идет поиск какой-то новой формы влияния на власть и создаются препятствия вместо того, чтобы вместе решать вопросы. Наверное, еще не доросли до того, как это было в Польше. Литве, Латвии, Болгарии, определить единый, долгосрочный курс и всем его придерживаться. Отличать партии тем, кто сможет лучше его реализовать. Я думаю, что с этим связано, потому, что голоса этих людей были тогда отданы за вступление в НАТО.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Анатолий Степанович, еще один вопрос. Когда Вы были Министром обороны, политическое руководство страны, соответственно и Вы, приняли решение о выводе украинского контингента из Ирака. Но я обнаружил, сейчас погиб украинский военнослужащий в Косово, что несмотря на то, что Украина не является даже членом ПДЧ, украинские военнослужащие служат под эгидой КФОРа, т.е. НАТО. Как это могло быть?
А. ГРИЦЕНКО: Действительно, в 2005 году, как и обещал Ющенко, будучи кандидатов в президенты, мы вывели войска из Ирака, сделали это планово и после себя оставили подготовленную нами бригаду в провинции Васид и там сейчас.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Иракскую бригаду? То есть, вы инструкторами были?
А. ГРИЦЕНКО: Иракскую. С нуля подготовили. Там стояла наша бригада, 1600 человек. Мы подготовили взамен иракскую бригаду, свои войска вывели, их оставили там.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Грамотною
А. ГРИЦЕНКО: Украина – единственное государство из всех, которое смогло подготовить полноценную бригаду. Второй момент. Мы сейчас принимаем участие в миротворческих операциях, Косово, там есть и контингент вооруженных сил в составе миссии, есть персонал нашего МВД в составе ООН, там погиб МВДешный офицер. Мы сейчас находимся в Либерии, наше вертолетное подразделение, наш персонал сейчас, три человека, врачи, в Афганистане, мы туда войска не будем посылать, с учетом той истории, которая была в советское время. Есть около 40 лет наших инструкторов в Ираке, это не военный контингент, это те люди, которые помогают строить армию. И есть несколько миротворческих небольших миссий в Конго, Судане, Эфиопии, Приднестровье.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Вам это зачем?
А. ГРИЦЕНКО: Это наш вклад в решение ООНовских задач.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Звучали голоса, отозвать миссию.
А. ГРИЦЕНКО: Гибель человека – это трагедия. Но Украина не будет отзывать свою миссию, поскольку мы включались в эту миссию ООН по решению в соответствии с нашими законами по отношению к армии, к военным, решение было Парламента, по отношению к МВД был указ президента, в соответствии с нашим законом. Там четко записано, что это будет вкладом Украины в решение европейских проблем. Поэтому гибель – это трагедия, мы сделаем все для того, чтобы этой гибели не было, проведем расследование, по каким причинам, но выводить, мне кажется, безответственно.
А. ВЕНЕДИКТОВ: И мой последний вопрос к Анатолию Гриценко, бывшему министру обороны Украины, а ныне председателю комитета по обороне и безопасности Верховной Рады Украины. Скажите, Вы за то, чтобы Украина признала Косово или против этого? Как политик.
А. ГРИЦЕНКО: Из двух частей ответ. Косово – это вызов, это нарушение того режима, который сложился за десятилетия и это проблема, которая может иметь свои последствия во многих десятках государств. Мой совет, поскольку решаю не я, а решает президент Украины, по нашим законам. Я бы на этом этапе не признавал независимость Косово.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Спасибо большое. Анатолий Степанович Гриценко - председатель комитета Верховной Рады Украины по вопросам национальной безопасности и обороны, бывший министр обороны Украины был в прямом эфире «Эха Москвы». Через несколько секунд Новости, а затем в нашем эфире, в программе «Особое мнение» человек, который имеет другую точку зрения на это, наш коллега, журналист с Первого канала Максим Шевченко. Оставайтесь с нами.
А. ГРИЦЕНКО: Спасибо вам.


Создан 04 апр 2008



  Комментарии       
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником
 
Єдина Країна! Единая Страна! Locations of visitors to this page free counters бесплатный счетчик Сopyright by Asasad © 04.04.2005-2017 www.asasad.io.ua™